* В РОГА ИГРАЮТ НАСТОЯЩИЕ МУЖЧИНЫ

«Оркестр звучности очаровательной, но мыслимый только при крепостном праве», - писал В.Соллогуб о роговом оркестре графа Нарышкина. Жизнь крепостных музыкантов была недолгой, они умирали или от побоев и от ядовитых веществ, содержащихся в металле, из которых были сделаны инструменты. «Русский орган» (так называли когда-то роговой оркестр) возрождается в Петербурге усилиями мастера роговых инструментов Владимира Головешко и дирижера Сергея Поляничко.

О традициях

Первый роговой оркестр был организован в Петербурге в 1751 г. Яном Марешем.
С легкой руки царицы оркестры мгновенно зазвучали в самых знатных домах Столицы. После 80 лет славы, о роговых оркестрах забыли более чем на 180 лет, это искусство считалось утраченным, а возрождение невозможным. «Русское чудо» пытались возродить к церемонии коронования Александра III, а чуть позже - ко дню коронования императора Николая II. В годы советской власти о возрождении не могло быть и речи.
И только в 1990 году силами артистов Мариинского театре был создан Роговой оркестр. Инициатором возрождения роговой музыки был Георгий Иванович Страутман.
Оркестр сделал записи и дал несколько концертов, но долго просуществовать не смог.

В 2002 мастер Владимир Головешко собственноручно изготовил первый комплект роговых инструментов. Вместе с другим петербургским музыкантом подхватил идею Г.И.Страутмана о возрождении роговой музыки и создал оркестр роговой музыки. Позже пути музыкантов разошлись и в 2006 году родился наш коллектив - Российский Роговой Оркестр, уже в который пришли профессиональные музыканты, лауреаты всероссийских и международных конкурсов, солисты театров и оркестров, выпускники Санкт-Петербургской консерватории, решившие возродить старинную русскую традицию игры на рогах. Владимир изготовил второй комплект инструментов, более совершенный. Как? Не знаю. Это его секрет. Его единоличное ноу-хау. Он единственный в мире мастер роговых инструментов.

Один из самых памятных концертов состоялся в Петропавловской крепости, в помещении ресторана Аустерия, в котором около 250 лет назад играл самый первый Роговой оркестр. Мы выступали перед почётными гражданами Петербурга и СНГ.
Кроме того мы играли в Мариинском театре, МЗ Филармонии, практически во всех церквях Петербурга, выезжали на гастроли по России в Израиль по приглашению администрации Мариинского театра в наших планах гастроли по России и Европе.

И сотворили они музыку

Оригинальные инструменты 18-19 века находятся в Фонтанном доме, но конечно, нам не дали на них играть. Для того, чтобы найти совершенную форму и размер, Владимир Головешко проводил бесконечные опыты и эксперименты, потом купили оборудование и материал и в арендованной мастерской сделали все 74 инструмента. Это было как сотворение мира, только вместо 6 дней, весь процесс занял у нас 53 дня и ночи в ритме нон-стоп. Самый маленький рог всего 7 сантиметров в длину, а самый большой - почти 3 метра.

О сильных мужчинах

При крепостном праве у музыкантов не было имён, их называли так же, как называлась его нота в оркестре. Рассказывают, что два члена нарышкинского оркестра попали в полицию. На вопрос, кто они такие, один отвечал «Я нарышкинский Ми-с», другой отвечал: «Я нарышкинский Фа-с». Когда одна нота умирала, ее заменяли другой.
И сейчас играть на рогах очень тяжело. Как вы думаете, какие лёгкие надо иметь, чтобы «надуть» 3 метра железа? Хотя я духовик с 20 летним стажем, но на самых больших инструментах играть не могу. Ощущаю, что могу потерять сознания при вдохе и выдохе. Слава богу, у нас музыканты крепкие, в обморок ещё никто не падал.
Конечно, я пробовал играть на всех инструментах, но мне ближе инструменты среднего регистра, потому что я валторнист. На маленьких инструментах, которые играют верхнюю октаву, играют в основном трубачи.

О рогах и женщинах

Игра в роговом оркестре требует полной самоотдачи, а музыканты должны обладать большой силой и выносливостью. Может этим объясняется то, что коллектив у нас исключительно мужской. Конечно, к нам приходили девушки, пробовали играть, но психологическая и физическая нагрузка оказалась им не под силу.

Весь этот джаз

Мы играем практически всё, включая джаз: можем звучать, как орган, а можем - как охотничьи сигнальные рожки. Мы, например, играем «Адажио» Альбинони – там полностью органный аккомпанемент, тут же мы можем играть увертюру Россини «Вильгельм Телль» – там, наоборот чудеса техники. У нас есть аранжировки «Summer Time» Гершвина и «Дым» Керна. К сожалению, стилистически это не очень вяжется с нашим основным классическим репертуаром. Но нам хочется выйти за рамки традиций и сделать полноценную джазовую программу. Думаю, это будет интересно.

О мечтах и желаниях

В жизни есть два грустных момента: когда мечта недостижима, и когда мечта достигнута. Мы к своей – еще стремимся. Если быть до конца искренним, у меня есть несколько желаний. Благодаря замечательному человеку, настоятелю Артемию Скрипкину, который приютил нас в храме института им. Герцена, у нас есть крыша над головой.
Но, конечно, я мечтаю, чтобы у Российского Рогового Оркестра появился свой концертный зал. И мы могли бы не ждать приглашений, а организовывать выступления самостоятельно. Несомненно, это сократит дистанцию между публикой и поможет в популяризации нашего искусства.
Уверен, что городские и федеральные власти проявят к нам интерес, и мы станем до конца профессиональным оркестром. Сейчас от этого статуса нас отделяет отсутствие зарплат и собственного зала. Мы работаем на энтузиазме.

Раньше летними вечерами по Фонтанке плавали роговые оркестры, и эту музыку называли «Невские серенады». «Передвижные концерты» собирали на набережных огромное количество людей.
Уверен, что Российский Роговой Оркестр – настоящая российская диковина, станет культурным символом Петербурга, и как в прежние времена внесет яркий колорит в культурную жизнь города.

Александра Фисенко

29 Июнь 2008

Другие статьи

30 Август 2016