* Статья из журнала "British Horn Player"

История Возникновения Российских Роговых Оркестров и Их Историческое Возрождение Роговым Оркестром России.

В 1751 году на Российском престоле находилась Императрица Елизавета, младшая дочь Петра Великого. К этому времени она пребывала на троне уже в течение десяти лет. За период бесконечных массовых волнений в России, это десятилетие было временем относительного спокойствия. Пост обер-церемониймейстера Двора её Высочества в Санкт- Петербурге в то время занимал князь Семён Кириллович Нарышкин. В 1751 году он получил от императрицы приказ организовать в деревне Измайлово Большую Царскую Охоту. В основные обязанности князя Нарышкина входило устройство увеселительных мероприятий при Дворе, он отвечал за организацию церемоний во время церковных и театральных празднеств. На нём также лежала ответственность за организацию охот и музыкальных развлечений на лоне природы.

Для помощи в этом деле Нарышкин обратился к своему помощнику, чеху по национальности, рожечнику, виолончелисту и музыкальному директору Иоганну Антону Марешу. Мареш родился в Богемии в 1719 году. Сначала он обучался игре на рожках в Праге, а затем вместе с Хампелем, в Дрездене. В 1748 Мареш работал учителем в Берлине, когда он неожиданно был приглашён сыном Российского Канцлера Алексея Петровича Бестужева поехать с ним в Санкт Петербург в качестве рожечника Оркестра Царского Двора, возглавляемого его отцом. Мареш принял это приглашение и поселился в Петербурге. Будучи талантливым музыкантом, он очень скоро был замечен Князем Нарышкиным. В 1751 году Нарышкин поручил Марешу полную реорганизацию охотничьего оркестра, который должен был принять участие в церемонии Большой Царской Охоты. Мареш организовал музыкальный оркестр, состоящий из двух различных групп. Ядро ансамбля составляли 18 музыкантов: 2 почтовых рожка, 2 трубы, 12 валторн и 2 ударных инструмента его собственного изобретения. Вторая аккомпанирующая группа состояла из 16 рожков, каждый из которых первоначально издавал одну единственную ноту в аккорде ре-мажор. Позднее он расширил эту аккомпанирующую группу до 24 рожков разной длинны. Каждый из рожков мог издавать одну единственную ноту, охватывая две полных октавы в полутонах.

Такая аккомпанирующая группа придавала музыкальному ансамблю уникальное гипнотическое звучание. Это явилось мастерской находкой Мареша, которую он впоследствии усовершенствовал. Музыканты в этот ансамбль набирались из крепостных крестьян. Все они в то время находились на феодальной службе. Каждого из музыкантов Мареш обучил исполнению одной единственной ноты. Эти крепостные, вероятно, не знали нотной грамоты, поэтому Мареш разработал свою собственную нотную систему. Во время Царской Охоты, устроенной в 1751 году, этот ансамбль произвёл неизгладимое впечатление. С этого времени стало модным создавать подобные роговые оркестры при дворах многочисленной русской аристократии.

В 1752 году Мареш произвёл существенные изменения, сформировав оркестр, который полностью состоял из музыкантов, играющих на охотничьих рогах и издающих одну единственную ноту. Для этого оркестра он написал небольшие трехчастные музыкальные произведения. В течение года Мареш расширил этот музыкальный оркестр до 36 рожечников, создав пять групп: сопрано, альты, тенора, басы и контрабасы, что позволило ему охватить три октавы. Для этого рогового оркестра Мареш также писал собственные музыкальные четырёх частные произведения, а также делал аранжировки симфоний и оперных арий. В 1777 году, по мере того, как исполнительское мастерство и музыкальные аранжировки совершенствовались, Мареш изобрёл специальный наконечник на инструмент, позволяющий ему понижать высоту звука на три полутона и повышать на полутон. Кроме того Мареш заставил музыкантов играть сразу на нескольких инструментах и научил их исполнять более чем один обертон. В результате многочисленных политических потрясений, произошедших в России в19 веке и в период революции 1905 года, из произведений Мареша, к сожалению, ничего не осталось. То, что сохранилось, тем не менее, – это комплект музыкальных инструментов, хранящийся сейчас в музее Санкт Петербурга.

Популярность роговых оркестров вообще, и российской роговой музыки в частности остаётся неизменной среди аристократии в периоды правления Екатерины Великой (1762-1796), Павла Первого (1796-1801), Александра Первого (1801-1825) и в самом начале 19-го столетия. Оркестры становятся более многочисленными по своему составу. Самый большой из известных роговых оркестров дал концерт, устроенный Фельдмаршалом Потёмкиным в 1787 для императрицы Екатериной Великой, в честь её посещения Крыма. Этот оркестр состоял из трёхсот музыкантов. Музыка, исполняемая роговыми оркестрами, стала более сложной, и роговые оркестры стали применяться почти во всех музыкальных жанрах, существующих в России на конец 18-го - начало 19-го столетия. Роговые оркестры стали использовать во время охотничьих увеселений и маскарадов, военных и государственных церемоний, а также во время концертов и оперных представлений. Один из самых больших летних фестивалей в Петербурге, известный под названием «Невские Серенады», проходил недалеко от Летнего Дворца Петра Великого, на месте слияния рек Невы и Фонтанки. Барки, в которых размещались музыканты, плавали вверх и вниз по течению реки, и музыка, исполняемая оркестрантами, разносилась по всему городу.

Так, композитор Шпор, слушая игру Императорского Рогового Оркестра в Петербурге в 1803 году, писал:
«Увертюру Глюка, учитывая быстрый темп её звучания и точность передачи, было бы довольно сложно исполнять даже на струнных инструментах. Но что же тогда говорить о том, насколько труднее это произведение играть музыкантам-рожечникам, каждый из которых может извлекать только одну ноту. Довольно трудно себе представить, как вообще они могут воспроизводить самые быстрые пассажи с такой большой точностью. Я никогда не подумал бы, что это вообще возможно, если бы я сам не слышал это своими собственными ушами. Понятно всё –таки, что Адажио Увертюры произвело большее впечатление, чем Аллегро, так как повторение таких быстрых пассажей при помощи живых органных труб – это совершенно противоестественное занятие. Невозможно избавиться от мысли о том, какие невероятные усилия нужно затрачивать для того, чтобы дуть с такой силой».

Говоря о «невероятных усилиях» другой наблюдатель писал следующее:
«Эти ребята обучались игре на инструменте при помощи кнута».
Кнут - это кожаные ремни, которые в России широко применялись для телесного наказания крепостных крестьян и преступников. Однако, вполне вероятно, что правда не столь жестока, как это может выглядеть на первый взгляд. Поскольку крепостные музыканты не знали нотной грамоты, то при их обучении, для отбивания ритма, использовался охотничий кнут, как при игре на ксилофоне. Феодальный статус самых первых музыкантов означал также и то, что их оценочная стоимость, как вещи, как движимого имущества, возрастала пропорционально тому, как они приобретали необходимые навыки в качестве музыкантов оркестра. Довольно скоро образовалась эффективная система, в результате которой члены аристократических семей часто обменивались хорошими музыкальными группами и часто продавали их друг другу.

Австрийский Император Иосиф II, посетив в 1787 году царскую резиденцию, был очарован звучанием российских рогов и попросил позволения встретиться с Марешем. Узнав о технике исполнения, Император Иосиф II отпарировал с сарказмом: «Браво! Хорошо! Для этой работы вам нужно только 40 человек, тогда как мне всего лишь один человек, играющий на органе.» Интересно отметить, что в 1833 году Российский Роговой Оркестр выступал в Лондоне, Оксфорде и в Шотландии. Возможно, что этот оркестр был не самого высокого уровня, так как в статье, опубликованной в журнале «Гармоника», после их Лондонского концерта, отмечалось, что публика слушала первоклассные оркестр русских рогов, но второсортный оркестр духовых инструментов. В статье упоминается недостаток выразительности, чрезмерная резкость звучания и нестройность (фальшивое звучание) верхнего регистра. Во время выступлений рогового оркестра в помещении, громкость звука бывала просто невыносимой. Иоганн Христиан Хинрикс, опубликовавший в 1796 году полную историю роговых оркестров и биографию своего друга Мариша, отмечал, что игра рогового оркестра в безветренную ночь могла быть слышна на расстоянии сими вёрст (это приблизительно 4.6 мили). Для того чтобы давать концерты в помещении, использовались несколько методов, позволяющих достичь эффекта более контрастного звучания. Одним из таких решений было изготовлять рога из дерева и обтягивать их кожей (как змею). Мареш по поводу этого метода сказал, что «такие инструменты больше бы соответствовали стандартам музыкальной гармонии того времени, но настраивать их можно было бы только при помощи пилы». Однако решение Мареша оказалось более оригинальным. Он расставил своих музыкантов вокруг большого ящика. Когда требовалось более мягкое звучание, то музыканты вставляли свои инструменты в дырки, проделанные в стенках ящике, что обеспечивало более эффективное звучание.

К 1830 году завершается расцвет роговых оркестров. Пятьдесят лет спустя были предприняты некоторые попытки возрождения этого жанра, и в 1883 и 1884 годах роговой оркестр принял участие в церемонии коронации Императоров Александра III и Николая II. (Александра III был страстным любителем кларнетистом и регулярно играл в духовых квартетах). Однако, со сменой социального порядка, изменяется и музыкальная мода. Таким образом, после отмены крепостного права и освобождения крестьян Александром II в 1861 году, роговые оркестры не смогли возродиться по-настоящему.

Дальнейшие попытки возрождения роговых оркестров делались на протяжении последующих 150 лет. Однако, нам пришлось ждать до начала 21 века, когда благодаря дальновидности и невероятному упорству Сергея Поляничко, был воссоздан роговой оркестр, который мы, наконец-то, имеем возможность послушать. Российский Роговой Оркестр под его управлением позволяет нам вновь услышать совершенно уникальное звучание российских рогов – что-то похожее на звучание гармоники в духовом исполнении. Сергей – сын российского дирижёра Александра Поляничко. Он обучался игре на валторне у Виталия Буяновского и брал уроки по классу дирижирования у знаменитых профессоров Ильи Мусина и Jorma Paunula. До этого он пробовал себя на актёрском поприще, играя в «мыльных операх» на телевидении. Но, в итоге, он вновь вернулся к своей первой привязанности, к музыке. Благодаря Angus West principal horn Уэльской Национальной Оперы мне удалось встретиться с Сергеем Поляничко в городе Кардифе, где он работал в качестве ассистента дирижёра у своего отца, готовившего постановку оперы «Евгений Онегин» на сцене Уэльской Национальной Оперы. Александр рассказал мне как однажды, когда оба они работали в Монте Карло, Сергей неожиданно взял отпуск за свой счёт и уехал только для того, чтобы укомплектовать роговой оркестр набором из 72-х инструментов. В течение 53 дней и ночей Сергей помогал российскому роговых дел мастеру Владимиру Головешко изготавливать роговые инструменты. Именно на этих инструментах сейчас и играют музыканты Российского Рогового Оркестра. Геометрические размеры этих инструментов совершенно идентичны историческим, находящимся сейчас в музее Санкт Петербурга. Что касается материала инструментов, то, к сожалению, не удалось получить разрешение на проведение экспертизы сплава оригинальных инструментов, находящихся в музее Санкт Петербурга. Устройство для настройки теперь расположено более удобно, оно находится в начале трубки (рядом с мундштуком рогового инструмента). Они настроены на ноту «ля» 430 кГц: самый длинный инструмент, имеющийся в наличии выдаёт ноту «до» 2.5 см., а самый короткий – 10 см.

В настоящее время в составе оркестра 20 музыкантов: студенты и выпускники Санкт-Петербургской консерватории, артисты музыкальных театров и симфонических оркестров. Российский Роговой Оркестр выступает на многих площадках Санкт-Петербурга и Москвы, участвуя в многочисленных фестивалях. Он принимал участие в Костюмированном Фестивале 18 века, в Мариинском Театре Оперы и Балета (см. обложку этого журнала). В январе 2008 года оркестр впервые гастролировал за пределами России. Он был приглашён в составе Мариинского Театра Оперы и Балета принять участие в Международном Музыкальном Фестивале «Красное Море» в Израиле. В настоящий момент оркестр заканчивает запись своего нового диска, после выпуска которого, будет опубликована рецензия в журнале The Horn Player. Мне удалось послушать некоторые записи их диска и посмотреть видеофильм, рассказывающий о работе этого оркестра. Я получил истинное наслаждение и был восхищен звучанием этого оркестра, использующего столь необычную технику исполнения. Всё это стало возможным благодаря невероятным усилиям со стороны Сергея Поляничко и его товарищей. В процессе возрождения этой, давно утерянной традиции, им удалось воссоздать нечто уникальное. И за это мы все должны быть искренне признательны.

Пол Собридж, Март 2008 года.

29 Июнь 2008

Другие статьи

30 Август 2016